?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




От Украины все устали. События на Донбассе все чаще не в топе новостей. Это скучно и неинтесно, когда просто каждый день гибнут люди. Гибнут от снарядов и мин, гибнут от отсутствия лекарств, да и просто от недостака еды.

Уже все забыли, с чего начиналась это война, и постепенно общественному сознанию навязывают мысль, что «виноваты обе стороны», а то и еще проще — что Украина ведет войну с «террористами» на востоке.

Хорошая новость прошлой недели состоит в том, что грузовик, со всей собранной в Риге гуманитарной помощью, которая ранее была доставлена нами в Таллин, пересек эстонско-российскую границу. Помощь из Латвии составляет
весомую часть фуры, собранной в Эстонии и других странах Европы.

В минуты, когда я пишу этот текст, машина движется по России в сторону погранперехода Изварино, чтобы помочь мирным жителям небольших городов в окрестностях Луганска.

Так что работа была совершена не зря, и мы можем смело и честно смотреть в глаза всем, кто нам помог.
Вполне вероятно, что в те часы, когда вы читаете этот текст, пожертвованная вами шоколадка уже находится в детской ладошке, макароны из «латвийской» пачки уже варятся в кастрюле на кухне луганской квартиры, а зимнее пальто согревает кого-то от холода.

Но, судя по всему, кого-то, кто считает, что помощь людям, которых заботливое украинское правительство оставило без пенсий и зарплат — это терроризм, этот факт очень разозлил.
 




В связи с тем, что на портале «Делфи» новость об обысках у активистов нашего волонтерского движения прошла в разделе криминальной хроники, с попытками приравнять всех поголовно жителей Донбасса к террористам, мы хотим дать опровержение и рассказать, как все происходило на самом деле.

Мы знаем, как работают масс-медиа, поэтому у нас мало надежды, что этот текст появится там. Но мы надеемся, что кто-то из честных журналистов это опубликует.





Утро пятницы началось со стука в дверь. Голос за дверью сообщил, что случайно помял мне машину и хочет оформить заявление для страховой компании. Я посмотрел в окно и не увидел на своей машине каких-либо повреждений, но рядом стояла и мигала аварийками чужая машина. Это показалось мне странным и подозрительным, но я решил выйти, чтобы прояснить ситуацию.

Открыв дверь, я перед ней никого не обнаружил. Выглянул на лестничную площадку — в темноте за моей дверью оказались двое. Ничего не говоря, резким рывком они начали тянуть дверь на себя. Я подумал, что меня собираются ограбить, и попытался закрыть дверь.

Силы не были равны — им удалось распахнуть дверь и повалить меня на пол. Один из нападавших начал наносить мне, лежачему, удары. Я начал звать на помощь и кричать «Помогите! Полиция! Грабят!»
 



Тут-то я и узнал, что полиция, оказывается, уже здесь. Полиция безопасности. Вслед за двумя нападавшими в мою квартиру вошел мужчина с удостоверением, который представился как следователь по особо важным делам Алдис Вишневскис.





Меня потащили в комнату. Я осознал, что, похоже, ко мне на самом деле вломились полицицейские, хоть и таким странным способом.

От греха подальше, я тут же сообщил им, что в моем кармане находится газовый пистолет, который в полном соответствии с законом зарегистрирован на мое имя, и я намерен плавно и спокойно вытащить его и положить на стол. Я положил газовик в карман, прежде чем открывать дверь, потому что ситуация с машиной была подозрительной, угрозы в мой адрес от националистов не редкость, да и мой микрорайон далеко не самый благополучный — в конце декабря средь бела дня неподалеку в подъезде избили и ограбили женщину. Никого, конечно, не нашли.

В протоколе полицейские представили эту ситуацию таким образом, словно я попытался оказать им вооруженное сопротивление. Смешно.

Далее мне наконец предъявили постановление, в котором было указано, что обыск проводится в рамках уголовного процесса о публичных призывах к ТЕРРОРИЗМУ (!).

А сам уголовный процесс начат по ст. 88.2 Уголовного закона — о публичном призыве к терроризму, ст. 88.3 — о вербовке лица для совершения теракта, ч.2. ст. 233 — приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия без соответствующего разрешения.


Далее была методично перерыта вся квартира, изъяты компьютер, фотоаппарат, интернет-модем и телефоны.

Этого показалось мало, и правоохранители начали простукивать стены. Одна показалась им подозрительной, и они начали отдирать обоину. Я тут же предложил свою помощь — обои клеились давно и косметический ремонт действительно не помешал бы. Однако мой энтузиазм внезапно охладил их пыл, и они отказались от этой замечательной затеи.

По иронии судьбы, единственным местом в моей квартире, куда не заглянули служители правопорядка, оказалось корзиной для мусора. «Террористы», имейте это в виду.

Я предполагал, что на этом мероприятие подходит к финалу, но оказалось, что это только начало, и сейчас обыск будет произведен по юридическому адресу моей фирмы.
 



Пока мы ехали туда «в гости», по поступающим на телефон следователя звонкам я понял, что обыски идут не только у меня, но и в офисе НОД Балтия на Курбада, 5, а также в квартирах волонтеров нашего движения и их родственников.




В отличие от обыска в моей квартире, на фирме обыск был проведен в присутствии адвоката. Поэтому все прошло гораздо более спокойно.

Единственное, что помимо моих дисков и документов изъяли компьютеры с бухгалтерией находящейся по тому же юридическому адресу фирмы, к которой я не имею никакого отношения. Владельцы этой фирмы очень переживают по этому поводу и просят вернуть им возможность работать.


После обысков меня повезли на допрос в здание Полиции безопасности на ул. Кр.Барона, где мне сообщили, что я являюсь лицом, против которого начат уголовный процесс.

Это был не первый мой «визит» в ПБ, но первый в таком статусе. Тем не менее все закончилось гораздо быстрее, чем обычно — видать, следователь и сам уже устал за этот длинный день.

Тем более что мы оба понимали, как тяжело искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет.

Я искренне надеюсь, что этот текст заставит многих задуматься. Действительно ли в Латвии та демократия, которую мы хотели бы видеть? Допустимо ли не замечать, как государственная машина просто перемалывает маленькую волонтерскую организацию, целью которой была и есть гуманитарная помощь людям, которые переносят на себе все тяготы войны? Действительно ли события на Донбассе слишком скучны, чтобы равнодушно проходить мимо? Действительно ли позиция «моя хата с краю» является верной?

Если не помогать другим людям, то кто поможет, если беда придет в твой дом?


Comments

gusev_a_v
Feb. 20th, 2015 06:39 pm (UTC)
В России тоже волонтеров проверяет полиция. И никто не возмущается.