Si vis pacem, para bellum (gilljan) wrote,
Si vis pacem, para bellum
gilljan

Categories:

На Украине может исчезнуть оппозиция

http://gart.org.ua/userfiles/image/N_S_4960_.jpg

На днях в СМИ появилась информация, что известный украинский социолог, учредитель компании Researchand Branding Group Евгений Копатько покинул Украину. Такое решение вызвало понимание. «Уж насколько Женя был сдержанным и компромиссным… Не помогло», — написал в своем Фейсбуке политолог Евгений Минченко.

После серии громких политических убийств общественные деятели стали покидать Украину, опасаясь преследования.

Что же происходит на Украине? Почему журналисты и общественные деятели уезжают, а Европа и США закрывают глаза на атмосферу террора и страха в Киеве? На эти и другие вопросы «Актуальным комментариям» ответил сам Евгений Копатько, с которым мы встретились в Москве.


— СМИ сообщили о том, что вы уже покинули Украину. Почему приняли такое решение?

— Не хочу делать никаких сенсаций. Просто появились обстоятельства, которые нужно осмыслить. Сейчас я нахожусь не на Украине. И пока не могу сказать, когда вернусь. Могу только сказать, что есть определенные неоднозначные обстоятельства.

— А вы собираетесь возвращаться?

— Даст Бог, да. Я во всяком случае не собирался уезжать навсегда.

— А уехали неожиданно?

Нет, не было какого-то повода, я уехал по одной причине и не вернулся по другой.

— То есть это решение не обусловлено политическими причинами?

— Я сейчас воздержусь от оценок. Мое глубокое убеждение заключается в том, что я делаю свою работу, стараюсь делать так, как я ее делал раньше. Стараюсь выполнить работу хорошо, и чтобы не было морального дискомфорта.

— Есть мнение, что общественные деятели, журналисты вынуждены покидать Киев, особенно после убийства Бузины. Так ли это?

— Да. Эта тенденция началась задолго до убийства Бузины. Расстрел Олеся лишь засвидетельствовал, что в Киеве сейчас очень тяжелая атмосфера: подавляют инакомыслие, свободу слова и оппозицию.

Эта проблема существует уже давно, но сейчас она обретает самые уродливые формы.

Могу сказать одно, я ни в коем случае не хочу, чтобы меня поняли превратно относительно того, какая была прошлая власть, я вообще ничего не говорю, не комментирую. Я хочу сказать, что при ней, по сравнению с нынешней властью, была и свобода слова, и выслушивалось мнение той оппозиционной части, которая, собственно, находится сейчас в парламенте.


— То есть при Януковиче такого давления на оппозицию не было? Сейчас ситуация правами человека ухудшилась?

— Даже близко не было такого давления на оппозицию при Януковиче. Потому что в данном случае надо тоже для справедливости вспомнить, что многие, кто сейчас у руля, были и раньше во власти, многие работали сознательно, находились в оппозиции, а сейчас пришли во власти. То есть там, на самом деле, все очень нелинейно.

Но я просто хочу сказать, что сейчас очень серьезная существует проблема с правами человека. Это подтверждают даже люди, которые лояльны режиму.


— Почему, на ваш взгляд, на проявления диктата не реагируют Европа и США, которые славны своим приоритетом, акцентом ставят защиту прав человека?

— Да потому что информационная политика, которую проводят нынешние власти, намного сильнее и грамотнее, чем это было при Януковиче. Нынешняя власть умеет себя защищать. А я об этом говорил уже неоднократно. Сейчас создан механизм, который подавляет инакомыслие и при этом поддерживает информационную блокаду, то есть не позволяет просачиваться информации, которая невыгодна властям.

К тому же, как известно, Запад и Европа предпочитают видеть и слышать то, что им выгодно. Они сделали выбор в пользу нынешней власти и закрывают глаза на многое, что происходит сейчас на Украине.


— Намеренно закрывают глаза?

— Да. Они проводят свою политику, и проводят ее очень грамотно. Европейцы добились своих целей, поддержали тех людей, которые находятся у власти. А проблемы, которые сейчас стоят перед Украиной, их не очень волнуют.

Ведь никуда не исчезли экономические проблемы страны, социальное напряжение остается очень высоким, уровень социального пессимизма запредельный. Как социолог могу сказать, что в обществе пессимистичные ожидания будущего: больше половины людей говорят о том, что в ближайшее время жить будет хуже, а это ведь важный маркер.

Не надо забывать, что огромное количество людей покинуло страну, не только с востока, но и с запада страны, и этот исход продолжается.


— Вы как социолог можете рассказать о настроениях в обществе? Есть ли разочарование среди тех, кто ощущал себя победителем Майдана?

— Конечно, есть. Общественное разочарование, конечно, не артикулируется, но наблюдается невероятный общественный пессимизм. Конечно, были завышенные ожидания, которые не оправдались. Сейчас пришло понимание, что что риски, которые стоят перед страной только усиливаются.

И люди сами ощутили негативные перемены. Практически все украинцы ощутили на себе влияние кризиса. Но здесь есть еще одно обстоятельство. Люди ожидали быстрых перемен, а они не произошли, и это уже влияет на рейтинг власти. Сейчас сложилась такая ситуация, что рост недоверия к институтам власти как таковым может привести к тому, что в стране исчезнет оппозиция. Из-за растущего социального результата этого конфликта исчезнет оппозиция, то есть она будет зачищена на фоне социального напряжения

Сейчас, пока власть нейтрализует проблемы, в качестве примера можно привести ситуацию с Коломойским, которого на время удалось вывести из игры. Но сможет ли дальше власть проводить свою политику? Не понятно, удастся ли создать вертикаль власти. К тому же ключевым риском является малопрогнозируемые социальные протесты. Это даже американцы просчитать не могут.

Фактор социальных протестов остается пока ключевым риском.


— В этой связи могут ли возобновиться военные действия?

— Безусловно, да. Война решает много проблем. На самом деле, военные действия никто еще не разоружился, по большому счету, все мобилизуют какие-то ресурсы, все готовятся к новому витку противостояния.

— Как украинское общество относится к такой угрожающей перспективе?

— В обществе существует страх. Самый большой страх в обществе — это угроза военных действий и угроза распространения этого конфликта на другие регионы страны. Но есть опасная тенденция, наблюдается привыкание к жизни в условиях войны. То, что раньше было невозможно представить, сегодня воспринимается спокойно — обстрелы, убийства, задержания.
Люди пытаются освоить новую реальность. Но справедливости ради надо сказать, что когда присутствует монополия на одну точку зрения, на историю, политику, на то, в какой стране жить и как кому родину любить, то люди, безусловно, сопротивляются. И даже в условиях информационной блокады все равно существует другое информационное поле, которое не видно на Западе.


— Как относятся на Украине к тому, что территориальный распад страны может продолжиться?

— Я уже говорил об этом риске: еще не сказали свое слово Польша, Венгрия и Румыния. Де-факто паспорта раздавали еще и в десятые годы. В Черновицкой области этот процесс идет еще и сейчас. Я думаю, что мы станем очевидцами очень интересных событий.

Подготовила Лина Вискушенко

http://actualcomment.ru/na-ukraine-mozhet-ischeznut-oppozitsiya.html



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments