Si vis pacem, para bellum (gilljan) wrote,
Si vis pacem, para bellum
gilljan

Categories:

Крымский капкан для «патриота» ( Первое уголовное дело Майдана )




15 мая 2015 г. Киевский районный суд г. Симферополя приговорил одного из участников беспорядков на киевском Евромайдане Александра Костенко к 4 годам и 2 месяцам лишения свободы по обвинению в нанесении телесных повреждений сотруднику милиции и незаконному хранению детали огнестрельного оружия.


Напомним, что Костенко был арестован в феврале нынешнего года в Симферополе и заключен на время следствия под стражу.

С этого момента участью фигуранта активно заинтересовались украинские СМИ и политики, пытаясь придать судебному процессу политическую окраску и выставить Костенко жертвой репрессий крымских властей. Украинские правозащитники и адвокат подсудимого Дмитрий Сотников в СМИ высказывали претензии к ведению следствия и отсутствию доказательств большинства эпизодов обвинительного приговора.

Чтобы прояснить ситуацию и получить ответы на вопросы общественности в этом уголовном деле мы обратились к Председателю Правления Межрегиональной общественной организации ветеранов подразделений специального назначения «Братство краповых беретов «БЕРКУТ» Владимиру Крашевскому.

— Владимир, в украинских СМИ постоянно звучат заявления защитников Костенко, в том числе и его товарища Станислава Краснова, что в феврале этого года его похитили сотрудники российских спецслужб и тайно переправили в Крым. В качестве доказательств такого развития событий Краснов утверждает, что им давно было известно об угрозе ареста в случае появления в Крыму и Александр, зная об этом, никогда туда добровольно бы не вернулся. Есть ли в этой версии доля правды и как на самом деле происходило задержание Александра Костенко?

— Об угрозе ареста Александру Костенко конечно же было известно, но в данном конкретном случае, своих однопартийцев по ВО «Свобода» и соратников по Майдану из «Правого сектора» он опасался гораздо больше чем Российского правосудия. Тем более, что не мог предположить о реальном количестве информации касательно своей персоны, хранящейся у оперативников ФСБ. Причина его бегства из Украины банально проста– кража у своих коллег «патриотов» или как говорят в определенных местах — «крысятничество». Но об этом — позже…

Границу РФ Костенко пересёк самостоятельно и какое-то время скрывался на материке. В конце декабря 2014 г. он появился на полуострове, где первым делом, как настоящий патриот Украины, решил обзавестись российским гражданством, автоматически попав в поле зрения правоохранительных органов.

Допустить таинственное похищение Костенко сотрудниками спецслужб РФ конечно же можно, но с условием, если на него повесили все преступления Майдана, подготовку терактов на территории РФ, плюс пару-тройку кило взрывчатых веществ, схрон с оружием и т.п.

По факту мы имеем лишь синяк у сотрудника «Беркута» и деталь огнестрельного оружия, а именно ствол калибра 9 мм. Согласитесь, маловато для организации и проведения спецоперации с реальным риском для жизни её участников. То же можно сказать и о командире фейкового батальона «Крым» Станиславе Краснове. Пусть он не беспокоится, его личность слишком ничтожна для политического похищения. Скорее, ему надо опасаться своих «коллег» из Украины. Вряд ли ему поверят соратники после выяснения подробностей его сотрудничества с крымским СБУ и афер с пожертвованиями.

Задержан Костенко был в кабинете следователя, куда явился по приглашению Следственного Комитета РФ. После задержания написал явку с повинной, в которой особое внимание уделил кровожадности своих соратников, и в первую очередь Краснова, пролив свет на многие преступления, в том числе убийства сотрудников правоохранительных органов совершенные на Майдане.

Так, со слов Костенко стало известно об убийстве военнослужащего внутренних войск в Мариинском парке от рук Андрея Билецкого, ставшего впоследствии командиром «Азова». Билецкий хладнокровно в упор застрелил правоохранителя и с ухмылкой наблюдал за предсмертными конвульсиями стража порядка.

Свою роль в киевских беспорядках Костенко обозначил достаточно скромно. Он назвался волонтёром — медиком, занимающимся исключительно помощью раненым, организационными вопросами и, за редким исключением, швырянием брусчатки в сторону боевых порядков милиции. Но не со зла, а так, за компанию…

Свою причастность к членству в ВО «Свобода» и другим националистическим партиям и течениям он так же отверг. Как и своих друзей по европейскому выбору.


— Известно, что Костенко и Краснов несколько лет назад сами работали в крымской милиции. Хотелось бы подробней узнать об их профессиональной деятельности в органах и личных мотивах, по которым молодые люди влились в ряды националистов для активного участия в столичных беспорядках зимой прошлого года?


— Да, действительно и Костенко и Краснов «трудились» в Киевском районном отделе милиции г.Симферополя, куда были успешно внедрены со стороны праворадикальных националистических группировок, как, впрочем, и десятки других, засветившихся на Майдане «оборотней в погонах». И тот, и другой были на коротком поводке у оперативников крымского СБУ ещё до службы в милиции, соответственно со всеми вытекающими…

Изначально они входили в ОНЗ «Пiвденний щит» (Организация национальной защиты «Южный щит»), позже влились в ВО «Свобода», не нуждающейся в рекламе.

В преддверии Майдана, коллеги-подельники сфабриковали уголовное дело против главного редактора «Московского комсомольца» Павла Гусева о «секс-рабынях», якобы поставляемых им с территории Крыма в Москву. После прокурорской проверки дело мгновенно развалилось, а милиционеры подались в Киев за правдой. Но отправились туда не к руководству МВД, а прямиком на пресс-конференцию в «Интерфакс – Украина», где заявили о беспрецедентном давлении со стороны влиятельных российских депутатов на расследование, попутно «обличая» режим Януковича, что внесло свою лепту в раскачивание маятника предстоящего Государственного переворота.



Один из баннеров ОНЗ «Южный щит». Зона ответственности группировки – бывшие границы Таврической губернии.



— Даже среди крымчан бытуют мнения, что приговор суда слишком суров для молодого человека – 4 года и 2 месяца лишения свободы за нанесение легких телесных повреждений и хранение детали огнестрельного оружия. Тем более, что эпизоды по которым он осужден, происходили в столице Украины и даже Крым в то время не был в составе РФ.

А то, что обвинителем судебного процесса выступила прокурор Республики Крым Наталья Поклонская, дало повод правозащитникам и украинским СМИ представить все как политическую расправу над активистом «евромайдана» в назидание остальным.

На Ваш взгляд, не было бы правильней передать Костенко украинским правоохранителям, а не судить в крымской столице под аккомпанементы критики правозащитников?


— Насколько мне известно, основной срок – 4 года Костенко получил за преступление, совершенное на территории Российской Федерации, будучи гражданином РФ. За нанесение легких телесных повреждений сотруднику крымского «Беркута» ему присудили 1 год исправительных работ, заменённый впоследствии на 2 месяца заключения, которые собственно, он уже отбыл.

Что касается Натальи Поклонской, то, как и в случае с таинственным похищением, подобные заявления страдают отсутствием логики. В данном случае следовало выработать определённый алгоритм действий со стороны обвинения в делах, касающихся событий на Майдане, и Поклонская, как руководитель ведомства взяла эту ношу на себя. В отсутствии профессионализма и стойкости ей отказать нельзя, и это — железобетонный факт!


Прокурор Республики Крым Наталья Поклонская в зале Суда

Передать Костенко украинским правоохранителям? Так он вместе с Красновым у них уже был. Оба в течение двух месяцев находились в следственном изоляторе СБУ Киева по обвинению в ни много ни мало — терроризме. И самое интересное, что «террористами» они были — пророссийскими! После предварительного следствия, друзья таинственным образом за немалый залог оказались на свободе и всплыли в зоне АТО.

Вот прошлогоднее заявление депутата Арьева: «Накрыли базу колорадов. Гнездились прямо над моей приемной на Краснова, 8. Думали замаскироваться. Когда приехали сотрудники СБУ, открыли огонь. Но все террористы упакованы как следует. Сейчас специалисты изымают взрывчатку, которую хранили в квартире. На месте обнаружены 40 автоматов Калашникова, российские флаги…»

А это официальное, куда более скромное, заявление Пресс-службы СБУ: «Во время обыска по месту проживания А. Костенко и С. Краснова, а также в нежилых помещениях, которые ими использовались, обнаружено оружие, боеприпасы и взрывчатка. В частности: три автомата Калашникова АКС-74(У), два пистолета Макарова, пневматическая снайперская винтовка высокого давления, травматический пистолет, переделанный для отстрела боеприпасов смертельного действия, ручные гранаты РГД- 42 и Ф -1, большое количество боевых патронов и самодельных взрывных устройств. В одном из гаражей, которым пользовались диверсанты, обнаружено значительное количество материальных ценностей, похищенных из помещений КГГА, в частности, государственные и юбилейные награды (более 10 тыс. ед.), мебель, металлические сейфы, компьютеры и бытовая техника. Установлено, что эти граждане приехали из Крыма, долгое время провели на Майдане под видом активистов. Находились они в здании Киевской городской администрации. По нашей информации и в соответствии с показаниями задержанных, они собирали и передавали информацию о происходящем в Украине своим российским координаторам».

Эта новость облетела все телеканалы и печатные издания Украины в апреле прошлого года и вызвала немалый резонанс.



А. Костенко и С. Краснов после задержания спецназом СБУ в Киеве (апрель 2014г.)


Позже Станислав Краснов в своих многочисленных интервью украинским журналистам, рассказывал, что в квартиру с оружием он и Костенко попали случайно. Дескать, нам нужно было принять душ, друзья отвели на квартиру, а там оказался целый арсенал, да ещё и «Альфа» нагрянула... мы здесь не причем…

А вот уже в ходе судебного заседания в Крыму, свидетель по уголовному делу, он же — кум Костенко, проживающий в данный момент в Симферополе, поведал, как после событий на Майдане целый месяц провел с Красновым и Костенко в съемной киевской квартире и арсенал, включая автоматы Калашникова и боевые гранаты, наблюдал воочию. За этот месяц его кум Александр, пользуясь высоким статусом коменданта КГГА, не раз проводил ему экскурсии по местам недавних сражений с «Беркутом», сопровождая их яркими воспоминаниями с жуткими подробностями пыток.


— Имеются показания свидетелей, что Костенко и Краснов были не только активистами Евромайдана, но и участвовали в пытках сотрудников милиции в подвалах здания киевской городской администрации. Свидетели обвинения рассказали, что Костенко и Краснов с особой жестокостью истязали людей, называя эти действия «гестапо». Что Вы можете прояснить по этому поводу, и какой еще информацией о противоправной деятельности Костенко и его сообщников располагают российские правоохранители?

— О «Гестапо» и новоявленных палачах-националистах Костенко и Краснове мы были наслышаны ещё в разгар беспорядков в Киеве. Более того, перед проведением референдума в Крыму, из столицы Украины поступила оперативная информация о готовящемся приезде нескольких снайперских групп под руководством наших бывших «коллег» с уже известными фамилиями, целью которых было физическое устранение первых лиц «взбунтовавшейся» Республики Крым. К счастью, план не сработал, так как спецслужбами РФ были приняты беспрецедентные меры безопасности.

На подробности пыток, мародёрства и убийств милиционеров пролил свет свидетель обвинения под псевдонимом «Стёпа» (данные о его личности сохранены в тайне). Это один из тысяч разочарованных в итогах Майдана молодых людей, который имел непосредственный контакт с Костенко во время беспорядков в Киеве.

 «Гестапо» пытали не только сотрудников милиции. Основным контингентом были свои «братья патриоты», многих из которых со следами истязаний находили мёртвыми в лесополосах и списывали на «титушек». В этой ситуации следовало как-то контролировать порядок в среде майданного «планктона» и экс милиционеры со своей задачей справлялись на пять баллов.

Также «Степа» рассказал, что Костенко не только бросал камни и «коктейли Молотова» в сотрудников милиции, но и принимал непосредственное участие во многих резонансных акциях ультраправых сил.

Это и снос памятника Ленину, где был просто растерзан Черниговский «Беркут», и оборона здания КГГА, где Костенко и Краснов на морозе поливали сотрудников «Беркута» из брандспойта со второго этажа. Распространение огнестрельного оружия среди сотен Майдана, контроль за сбором пожертвований, исчислявшихся сотнями тысяч гривен в день, выполнение отдельных поручений депутата ВО «Свобода» Эдуарда Леонова, в том числе с использованием униформы и удостоверений сотрудников милиции.

И всё бы было хорошо, и всё бы способствовало раздуванию очередного мыльного пузыря «Героев Украины», но закончилась история — банальным воровством и мародёрством в среде таких же «патриотов». Сумма прикарманенных из «общака» средств перевалила за полмиллиона долларов США. Кухонная вытяжка съёмной квартиры Костенко и Краснова была забита пачками с деньгами. Это — из материалов оперативников СБУ.

— Получается, что милиционеры Костенко и Краснов не случайно оказались в рядах националистов на Майдане? Тогда вероятно, что в Крыму среди правоохранителей они — не единственные кто поддерживал отношения с экстремистскими организациями и вел агентурную работу. Не могли бы Вы приоткрыть тайну и рассказать известные спецслужбам факты про работу националистических организаций на крымском полуострове и лицах готовивших государственный переворот в Украине?

— Здесь речь идёт не просто об идейных сторонниках, а об активных членах националистических группировок, внедрённых во властные структуры и силовые ведомства. В Крыму такие люди были практически во всех подразделениях правоохранительных органов, включая спецназ. Большинство из них засветились на Майдане в качестве инструкторов боевых групп «Самообороны Майдана».

Те, кто остался добывать развединформацию и способствовал дестабилизации обстановки, в спешном порядке покинули полуостров с момента наступления «крымской весны». Не все, конечно, расслабляться контрразведке еще рано. Никаких тайн спецслужб я не приоткрою, так как по роду своей скромной деятельности, допуска к ним не имел, а если бы и имел, то распространяться на эту тему не стал. Но…

Еще в разгар Майдана, в комментариях российским журналистам, я неоднократно упоминал о ряде лиц из таких организаций, как УНА-УНСО и «Тризуб» им. Бандеры, которые неоднократно посещали полуостров с целью ознакомления горно-лесистой местности, проведения занятий по программе диверсионно-разведывательных групп, взаимодействия с местными ячейками украинских националистов, а также с радикальными группами крымских татар (боевого крыла Меджлиса «Адалет», позже с Хизбут Тахрир и др.). Ими же было налажено взаимодействие и с Крымско-татарским молодёжным центром (КМЦ).

В то время оперативники СБУ проводили тщательную работу в этой области и каждый такой приезд «гостей» фиксировали. К примеру, в 2002 году, на так называемый «вишкiл», приехало 25 человек под руководством инспектора «Тризуб» им. Бандеры Дмитрия Яроша. Пунктом первоначального сбора был Ангарский перевал. Цель – выход двумя группами в район посёлка Научный, Бахчисарайского района для встречи с членами радикальной группы «Адалет» и проведение совместных тренировок по тактике и рукопашному бою.

В рамках ежегодных тактико-специальных учений силовых ведомств АР Крым «Легион», в район возможного нахождения групп «Тризуба» были направлены специальные подразделения СБУ, спецназа ВВ МВД, ПМОН «Беркут». Националисты быстро сориентировались, совершив ночной переход в противоположном направлении, но были блокированы недалеко от Алушты. Все члены националистических групп были задержаны и допрошены в алуштинском горотделе милиции.

Так, собственно, и произошло первое знакомство крымских силовиков с Дмитрием Ярошем, который, к слову, без проявлений какой-либо агрессии констатировал: «У вас своя работа, а у нас своя. Закон мы не нарушаем, оружия у нас нет. Находимся на своей земле и готовим своих людей исключительно для противодействия москалям в случае обострения обстановки в Крыму».

А вот, к примеру, с Дмитрием Корчинским знакомство на крымской земле состоялось ещё в начале девяностых годов. После оранжевого переворота к власти пришли люди переориентировавшие усилия спецслужб Украины от противодействия радикалам, к противодействию России.

Не будем скрывать, что тогда «гостей» по горам водили сами оперативники СБУ. Группы спортсменов насчитывали до ста человек. Экипировка и снаряжение были зарубежных производителей и отличались от ширпотреба. Спонсорская помощь оказывалась им на государственной основе. Это не удивительно, если Валентин Наливайченко — близкий друг и кум Дмитрия Яроша возглавлял главную спецслужбу страны. Среди участников крымских сборов засветились такие деятели, как Андрей Стемпицкий, Петр Бурак, Андрей Тарасенко, Андрей Парубий и многие другие. Правосудие неотвратимо для всех преступников.


Фрагменты предоставленной в Суде оперативной съёмки, подтверждающей принадлежность Костенко и Краснова к ВО «Свобода» (Симферополь, 2009 год).


— На судебном заседании адвокат подсудимого Дмитрий Сотников заявлял о применении к Костенко незаконных методов дознания, причинении вреда здоровью и использовании недостоверных фактов обвинением. После отказа в переносе дня объявления приговора, адвокат в знак протеста покинул судебное заседание. Сам Костенко не признал свою вину. Тем не менее, суд вынес приговор, который практически не отличается от наказания, запрошенного стороной государственного обвинения. По Вашему мнению, не было ли нарушений со стороны следствия и насколько объективно собраны доказательства вины Костенко?

— Адвокат Сотников — отдельная история! С его появлением Костенко отказался от ранее данных показаний и с завидным постоянством ставил в известность суд о давлении следствия, незаконных методах дознания, прессинге со стороны сокамерников и прочей «белиберде», которую несёт подследственный по совету своего адвоката. Это является одним из стандартных приёмов со стороны защиты.

Необычным было и поведение самого адвоката, воспринявшего случившееся со своим подзащитным, как собственную трагедию и регулярно впадавшего в истерики.
Практически каждое заседание суда начиналось с его бурной, переполненной эмоциями речи об отводе судьи и прокурора, в связи с их персональной заинтересованностью в показательном процессе с явно политическим окрасом.

Адвокат представлял суду пачки распечаток из Интернета, якобы касающихся высказываний судьи, прокурора и их близких родственников в обсуждении отдельных тем в соцсетях, которые указывали на неприязнь последних к истинным патриотам Украины. Также, с его слов, негативное воздействие на эмоциональное состояние и концентрацию мыслей оказывало присутствие в зале суда сотрудников ОМОН «Беркут», очевидцев и участников событий на Майдане.

Странно, что российского адвоката может «сломать» одно только молчаливое присутствие российских же правоохранителей. Последним ярким штрихом защиты стало заявление адвоката Сотникова о переводе Костенко в «пресс-хату» и трёхдневный голодомор патриота в «фашистских застенках» Симферопольского СИЗО. Что самое интересное, то на судебном заседании днём ранее, ни о том, ни о другом им заявлено не было.

Попутно «фашистами» были названы все причастные к уголовному делу со стороны обвинения, и заявлено, что вся крымская полиция люто ненавидит Костенко, и каждый сотрудник готов по отмашке сверху дать показания против него.

А далее опять — полнейшее отсутствие логики. В крымском и севастопольском «Беркуте» десятки людей получили тяжелые ранения, в том числе огнестрельные. В этой связи по логике Дмитрия Сотникова обвинению ничего не мешало заявить о более серьёзных причинениях вреда здоровью сотрудникам МВД, чем гематома от камня.

Относительно нарушений содержания с СИЗО и прочего прессинга, о котором голосят украинские СМИ, то в отличие от «народной» расправы над сотрудниками «Беркута» в Киеве, суд над Костенко прошел в спокойной обстановке, невзирая на многочисленные провокации со стороны адвоката. Семью подсудимого «на ножи» никто не ставил, как это было с семьями сотрудников львовского «Беркута». Матери Александра Костенко, гражданке РФ, была предоставлена возможность выступать в суде общественным защитником .

Что касается приговора, то могу сказать только одно: если бы Костенко вышел на свободу и ответил перед теми, кого калечил и убивал по демократическим «эуропейским» законам Майдана, то вряд ли бы дожил до справедливого приговора.

А уголовное дело Костенко вскоре будет иметь продолжение. Как и десятки других дел в отношении фигурантов событий на Майдане, оказавшихся в «капкане» неопровержимых доказательств преступлений.
Интервью проводил журналист «КЭ» Вячеслав Князев


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment