Si vis pacem, para bellum (gilljan) wrote,
Si vis pacem, para bellum
gilljan

Categories:

Юрий Алексеев.Изнасилование наоборот С новым годом, с новым счастьем, Германия!




По теме новогодних событий в Кельне вспомнил историю из ранней юности: в нашу школу приехала милиция и попросила директора позволить ей отобрать из числа старшеклассников понятых для участия в опознании…




Отобрали шестерых, в том числе и меня. Посадили в бусик-РАФик желто-голубой милицейской расцветки и повезли в «застенки МВД». Там проинструктировали: понятые на опознании — это те, кто сидят на лавочке рядом с подозреваемым. А когда жертва будет указывать пальцем на преступника, наше дело — смотреть вперед себя и молчать.

А потом — не трендеть. Поскольку дело на редкость гадкое — о групповом изнасиловании несчастной девушки.


Надо отдать должное честности советской милиции. Когда меня с приятелем посадили на лавочку и ввели подозреваемого, оказалось, что это — пацан нашего возраста (примерно 16-17 лет), той же комплекции и вообще — похож на нас. Потом я узнал, что советские менты месяц пробивали разрешение в инстанциях — использовать в качестве понятых несовершеннолетних школьников (нас). Это тогда было не просто.

Рассадили, ввели потерпевшую… В той «изнасилованной девушке» было 90 кг минимум, руки — как мои ноги, возраст — сильно за 30, внешность — испитой портовой шлюхи. Она тут же указала пальцем на подозреваемого — вот он, подлец! А потом произошло оформление протокола, в процессе которого я узнал подробности преступления.

Дело было так: на танцах в клубе строительного ПТУ «девушка» познакомилась с тремя молодыми людьми. Веселилась, танцевали, пили портвейн в мужском сортире. Потом пошли вчетвером к ней на «дачу», сама пригласила. Внимание: дача — в 8 км от клуба, шли пешком ночью! По дороге «девушка» купила у ночного барыги две бутылки водки и колбасу на закуску. Сама купила, поскольку у ее кавалеров по молодости лет денег не было…

На «даче» (деревянный сарай при огороде) не оказалось дров, а время — начало мая, зябко… Потому, выпивши водку и сожравши колбасу, повалились все вчетвером на какие-то матрасы. «Девушка» с перепоя отрубилась. И вот тут-то свершилось то «ужасное преступление»!

Короче, сейчас, с позиции своего возраста резюмирую ситуацию (сорри за мой французский): старая блядища затащила на свою сраную «дачу» гиперактивных дурней-подростков. С какой целью? Есть версии? А утром с похмелья, видя, что от этой вечеринки — ни денег, ни радости, она поскакала жаловаться в милицию. Меня, типа, изнасиловали!

40 лет прошло. Но читая веселые репортажи с новогодней Кельнской ночи, где пубертатные «сирийцы» слегка помацали немецких блядищ (в широком смысле этого слова, блядища — это сейчас — вся Европа), я задаю тот же самый вопрос, что и 40 лет назад: а чо ты хотела, дура?

Сама натащила миллион юных дебилов на свою «дачу», сама накупила им водки и колбасы, сама завалилась с ними в бессознательности на грязные матрацы. И кто кого изнасиловал?

Я запомнил лицо «потерпевшей девушки» на том опознании 40 лет назад. У меня прекрасная фотографическая память.

Будете смеяться — чертовски похожа на Меркель.

Послесловие: где-то через пару месяцев я встретил на улице того парнишку, которого со мной «опознавали». Помню даже имя — Костя, парень из нашего района. Спросил, как там с его делом по изнасилованию? Ответил, что отпустили ввиду «отсутствия состава преступления». Советские менты были с мозгами, разобрались в конце концов, кто кого изнасиловал...




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments