Si vis pacem, para bellum (gilljan) wrote,
Si vis pacem, para bellum
gilljan

Почему Эрдоган не Янукович Когда подавлять путч — демократично






В ночь с 15 на 16 июля 2016 года, когда еще толком никто не знал, что произошло в Турции, и тем более не знал, чем это все закончится, интернет, кроме аналитических прогнозов, наводнила еще масса демотиваторов и мемов.

Главным образом они касались президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.




Остроумные наблюдатели, увлекшись накалом событий в Стамбуле и Анкаре, уже прочили турецкому лидеру будущее в изгнании и сравнивали его с бывшим президентом Януковичем, который, как известно, во время кульминации событий на майдане сбежал из Украины в российский Ростов.

Подпитывали этот информационный ажиотаж противоречивые и непроверенные вести о том, что якобы Эрдоган уже вылетел то ли в Лондон, то ли в Берлин и его политическая карьера закончилась.


Сейчас, когда все мировые лидеры высказались за поддержку действующей турецкой власти, а путч практически со стопроцентной гарантией провалился, демотиваторы со сравнением Эрдогана с Януковичем уже кажутся смешными, а их авторы уже не такими острыми на язык, как ночью 16 июля.

Но в сознании довольно большого числа обывателей, пусть на какие-то часы, все же мелькнула мысль, что нынешний президент Турции закончит так же, как и четвертый президент Украины — причем почти без вариантов.

В этом обзоре предлагаем читателям разобраться — могла ли постичь Эрдогана судьба Януковича, и вообще — корректно ли сравнивать ситуации, в которых оказались в свое время два президента?



Затянувшиеся беспорядки и внезапность

Прежде всего, действительно, неправильно будет сравнивать ситуации, вокруг которых происходили события, связанные со сменой власти в Украине и неудавшейся ее попыткой в Турции.

В Украине эпопея со сменой власти растянулась на три месяца, причем ситуация на Майдане не была критической постоянно. Правильнее будет сказать, что она усугублялась постепенно — от скачков и дискотеки в самом начале Майдана до столкновений с милицией в середине, и только лишь в конце было обострение ситуации, когда в ход пошли огнестрельное оружие и убийства.

Все это время украинские власти, в частности — тогдашний президент В.Янукович, не предпринимали никаких надлежащих мер, тем самым попустительствуя радикалам и де-факто поощряя уличные беспорядки постоянными компромиссами, амнистиями хулиганов и пустыми призывами к диалогу.

Даже тогда, когда майдановская оппозиция при помощи отрядов самообороны захватила правительственный квартал и начала принимать, мягко говоря, спорные юридические акты, Янукович не попытался предпринять необходимые меры для наведения порядка в стране.

При том что силовики, спецслужбы были в его подчинении, власти на местах (даже на Западной Украине) выжидали окончания «сыр-бора» на властном Олимпе, а в Харькове и Донецке у него уже была сформирована миллионная армия сторонников, возглавляемая губернаторами и местными элитами.

В Турции же события развивались молниеносно. Все решилось буквально за 3-4 часа.

Нельзя сказать, что эти события застали Эрдогана врасплох — скорее всего, он знал о высокой вероятности переворота (тем более что это не новшество в современной истории Турции), но мобилизовать сторонников, верные воинские части, а самое главное — заручиться поддержкой народа, проявить решительность, это — черта настоящего национального лидера.

Не говоря уже о том, что президент Турции сумел в буквальном смысле за считаные часы добиться полного расположения сильных мира сего.






Янукович после своего бегства (об обстоятельствах которого, естественно, до сих пор остается много неизвестного) появляется на публике только через несколько дней, которые лидеры Майдана используют для своей пользы в целях частичной легитимизации себя как новой власти.

Легитимный де-юре, но политический джокер де-факто, Виктор Федорович на первой пресс-конференции в Ростове заявляет, что он жив-здоров, законный президент и верховный главнокомандующий, но ни государства, ни армии у него уже нет — король голый, и понимая это, Янукович в отчаянии ломает карандаш.

Эрдоган появляется в аэропорту Стамбула, когда в масс-медийном пространстве уже распространилась информация о его бегстве и поражении. Исходя из этого, появление Эрдогана выглядит эффектным, что подчеркивает его ненаигранная бравада.

Он кажется не опальным лидером, который утратил доверие своего народа, а защитником закона и демократии. Словно командующий осажденного бастиона, он призывает из аэропорта ответить на танки путчистов народным сопротивлением — что, собственно и происходит.



Личностные качества

Есть известная поговорка: рожденный ползать — летать не может. Не всякий человек может быть лидером — будь-то академическая группа, малое или крупное промышленное предприятие, политическая партия или целое государство.

Янукович был как раз одним из тех, кто не мог летать, но должен был в силу определенных обстоятельств. Ведь его фигура еще с начала 2000-х, когда он был губернатором Донецкой области, рассматривалась как компромиссная между тамошними элитами — и на посту лидера партии, представляющей интерес Юго-Востока, и премьер-министра, и в конце концов — президента Украины.

Вся вертикаль власти, чиновничий аппарат, меры по укреплению института президентства — это шаги, предпринятые не лично Януковичем, а его окружением — опытными менеджерами государственного и административного строительства — Н.Азаровым, братьями Клюевыми, Б.Колесниковым, А.Ефремовым и другими.

Сам же Янукович, пока его соратники расширяли его полномочия, создавали дееспособное большинство в парламенте и сажали за решетку политических оппонентов — бегал по пенькам, играл в теннис и поддерживал страусов.
 


Когда же ему пришлось столкнуться с серьезными испытаниями и принимать важные решения самостоятельно, он оказался колоссом на глиняных ногах — и в конце концов рухнул.


В противовес ему Эрдоган уже давно завоевал репутацию авторитетного и сильного лидера. Будучи еще премьером Турции, за более чем 10 лет он сумел перестроить политическую модель так, чтобы отобрать ключевые полномочия у парламента и создать сильную президентскую вертикаль, которую впоследствии и возглавил.

И хотя Турция еще считается парламентско-президентской республикой, но, как мы видим, ключевые решения принимает как раз президент.



Разные позиции Запада

Кроме личностных качеств и государственной ситуации нельзя не учитывать и международной обстановки.

Как мы упоминали выше, в случае с турецким мятежом Запад, скорее всего, выжидал по принципу «болею за наших, а наши — те, кто победит». И когда стало ясно, что путч обречен, поспешил поддержать Эрдогана. Хотя надо заметить, что в первые часы мятежа западные СМИ освещали переворот в некотором роде в позитивном свете.

В случае с Януковичем западные лидеры, естественно, на словах декларировали, что выступают за диалог власти и оппозиции, за мир в Украине и за окончание кровопролития.
 


Но на деле всячески подталкивали своих пасынков — майдановскую оппозицию — к радикальным действиям даже после подписания мировой между Януковичем и лидерами Майдана.
 



Чем обусловлено такое зеркальное поведение Запада в двух ситуациях?

Уже не секрет, что в западном мире есть некие свои грани понимания переворотов, революций и других общественно-политических волнений, есть свои понимания, «что такое хорошо, а что такое плохо» — то есть определенные, выгодные самому Западу, рамки демократии.

Некоторые страны и объединения, в основном из самого западного мира — США, Канада, ЕС — вписываются в эти рамки, и любые социальные или политические сотрясения в них неприемлемы. Все другие страны, в понимании Запада, необходимо учить демократии и проводить различные демократические преобразования, которые почему-то, как правило, представляют собой государственные перевороты, политические кризисы и вооруженные конфликты.

Турция, хоть и явный член западного мира, но в некотором роде принадлежит к нему косвенно. Все же она — член НАТО, и в первую очередь для Вашингтона важна стабильность в Турции как стране — члене альянса. Однако маловероятно, что если бы победили противники Эрдогана, Турция перестала бы быть членом НАТО.

Усугубление ситуации в Турции невыгодно и Евросоюзу, тем более с учетом того, что в Турции могла начаться гражданская война и в Европу могла хлынуть новая волна (или лучше сказать — цунами) беженцев из этой страны.
 


Поэтому подавлять путч в Турции — демократично, по мнению Запада, а убитые мятежники — не мученики и не герои; в Украине же наводить порядок на бунтующем Майдане — недемократично, это нарушение прав и свобод граждан.


Надо еще отметить, что в реакции Запада важным является и поведение самой власти в определенной стране.

Если власти принципиальны, решительны и жестки и дают должный отпор революционным гастролерам — западные политики, как правило, не лезут на рожон и на какое-то время оставляют попытку поучать демократии другие государства.

Так не раз было в Беларуси, в Армении, можно сказать, в Казахстане, ряде других стран.


Конечно, были и другие причины, по которым нельзя ставить знак равенства между вторым Майданом и недавней попыткой госпереворота в Турции.

Это и отсутствие сплоченности в рядах турецких мятежников, их малочисленность, это и локальность путча, в противоположность Украине, где в пик событий на Майдане были захвачены ряд государственных администраций на западе страны, и некоторые другие факторы.

Кроме этого, появляются данные — и в аналитической среде, и из уст оппозиционных Эрдогану политиков, например, Ф.Гюлена, — что переворот может быть инсценировкой турецких властей для укрепления позиций Эрдогана.

Как бы то ни было, турецкий лидер продемонстрировал, что в стране есть твердая власть, подвинуть которую будет непросто, тем более что она пользуется немалой популярностью у своих граждан.



     http://imhoclub.by/ru/material/pochemu_erdogan_ne_janukovich#ixzz4EjHjcd00
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments