January 8th, 2014

Арсен Аваков: «О Боже! Они побили Кенни!»




Один из самых узнаваемых интернет-мэмов Украины – это побитый активист евромайдана «Кенни». Стало очень модно

выкладывать в «Фейсбук» и «Инстаграм» фотки разбитых преступным режимом частей тела. Как правило, это лица, украшенные кровоточащими носами и распухшими губами. Реже – фото сгоревших или поврежденных автомобилей. Для того чтобы поучаствовать в этом флеш-мобе, достаточно зачекиниться на Крещатике, написать камент в «Европейскую правду», которая недавно опять стала почему-то «украинской», и сходить на выступление трехголового лидера-мутанта.
Майдан в настоящее время существует как коллективный интернет-мэм, развивающийся по традиционным для подобного рода явлений законам. Кроме уже упомянутого увлечения «мордингом» (выкладывание фоток с разбитыми головными частями), существуют десятки других мэмов, так или иначе связанных с «майданнингом». Collapse )

Последний бой узников 20-го блока

http://ic.pics.livejournal.com/unknown_war/32173786/2829/2829_original.jpg

В ночь со 2 на 3 февраля 1945 года заключенных концлагеря Маутхаузен подняла с нар пулеметная стрельба. Доносившиеся снаружи крики «Ура!» не оставляли сомнений: в лагере идет настоящий бой. Это 500 советских узников блока №20 (блок смертников) атаковали пулеметные вышки.

Концлагерь третьей категории

В августе 1938 года в один из живописнейших районов Австрии, в окрестности городка Маутхаузена, прибыла партия заключенных из Дахау. На австрийской земле началось строительство концентрационного лагеря, первого из будущих 49, расположенных в Ostmark (Австрия). С цинизмом нацисты называли их «трудовыми лагерями». Маутхаузен станет самым страшным из них.

Распоряжением Гейдриха все концлагеря делились на три категории по характеру содержащегося в них «контингента». В лагеря первой категории направляли арестованных, «исправление которых возможно», в лагеря второй категории — «исправление которых маловероятно», ну, а «неисправимые» подлежали заключению в лагеря третьей категории. Лагерь третьей категории был только один — Маутхаузен. Страшнее Маутхаузена были только лагеря уничтожения (Треблинка, Собибор, Освенцим, Майданек, Белжец, Хелмно).

Collapse )

Разрисуем заборы, освятим шаровары, — Майдан скатился в «люмпен-пати»

http://www.segodnia.ru/sites/default/files/articles/2013/12/26/kliz25-12-13.jpg

Майдан вошел в 2014 год красиво. Песнями да хороводами, молебнами да флешмобами. Крупная массовая акция превратилась в отличное народное гуляние.  Скорее всего, гулянием это романтическое мероприятие и закончится.

С каждым днем становится очевиднее, что Майдан почти перестал быть явлением политическим и идет на убыль.  Не достигнув цели, его организаторы пытаются получить хоть какую-то выгоду с бесконечного народного вече, постепенно скатывающегося в одно большое «люмпен-пати».

От Майдана, как от поваленного памятника Ленину на Бессарабке, каждый политик  пытается отщипнуть свой «кусочек счастья».  Чтобы потом, в избирательной кампании, показывать народу, что он «ползал раком по баррикадам».

Но, так как вакансия главных «революционеров» занята тройкой из ОО, «чегеварам» помельче приходится выдумать для себя новые медальки и ордена. Самые потешные экспонаты рассмотрим отдельно.

Коменданты Майдана

Дети лейтенанта Шмидта Коменданты Майдана самые потешные. Потому что, сука, воины. От остальных митингующих отличаются штабом в палатке, ночлегом в двухярусных квартирах  и революционным обедом в «Липском особняке».

Будучи самопровозглашенными, воины Майдана абсолютно независимы – от них ничего не зависит. Первым самозванцем комендантом стал лидер Европейской партии Николай Катеринчук. Никто не помнит, как это произошло, равно как и никто не видел Катеринчука за работой. Зато теперь  примерить маску Че захотели многие –  мелкокалиберные вожди начали множится и совершенствоваться, создавать новые течения внутри Майдана, придумывать легенды.

Collapse )