?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Не каждому из погибших красноармейцев удалось сообщить о своей судьбе родным. Пусть и посмертно. Но есть исключения. Знакомьтесь: Фёдор Иванович Серяков, обыкновенный советский герой боёв под Ленинградом и Ригой.

По наводке Влада Богова и Михаила Родина, на днях вспомнил о надписи, которая была оставлена советским военнопленным в одном из филиалов лагеря военнопленных Stalag 350 в Риге. Надпись обнаружил старший лейтенант госбезопасности Толмачев. Гласила она следующее:

«Обернись и внимательно прочитай.
Я пленный Советский Сержант. Ожидаю Свободы и счастья человеческого. Мне нет воли бороться с проклятым врагом. Много я мечтаю о своей родине. Я люблю ее, но скоро я наверно умру от голодной смерти. У меня есть дети и жена, ожидают письма от меня. Я в колоне фашистского ига, много терпения пережил. Досвидания родные больше немогу проклятых врагов.
Серяков Ф.И.»


И потом пленный добавил:

«Мой друг хороший Федя погиб голодной смертью. Воевали мы с ним вместе. Он сапожник, я портной. Ты лежишь в Риге, на горе, скоро я приду к тебе. Я опухший и болею, все равно тебя жалею. Я сообщу о тебе на стенке, придут наши, сообщат, что ты погиб.
Пензенская область, Полинский район, село Поли, Серяковой Марусе».


С помощью замечательных сайтов
https://obd-memorial.ru, http://podvignaroda.ru и https://pamyat-naroda.ru/jbd, а также других ресурсов, легко восстанавливаются основные вехи боевого пути Серякова.


Он отслужил срочную службу в Красной Армии с 1931 по 1934 годы. Был женат на Марии Феофановне. С августа 1941 года снова взял в руки оружие, чтобы защищать свою страну от европейско-фашистских захватчиков. В составе 1002-го стрелкового полка 305-й стрелковой дивизии он принимает в августе 1941 года участие в боях за Хутынский монастырь под Новгородом, а в октябре-ноябре 1941 года в районе Муравьёвских казарм, построенных ещё при графе Аракчееве, сражается против… нет, не «арийцев», а против испанцев!

Это были солдаты 250-й пехотной дивизии Вермахта – легендарной в Испании так называемой «Голубой дивизии» (División Azul, Blaue Division). Некоторые утверждают, что её правильнее назвать Синей дивизией, по цвету рубашек испанских фалангистов, но так ли это важно? Важно другое: имея, по немецким меркам, серьёзные проблемы с дисциплиной, в бою это был храбрый, стойкий, упорный и изобретательный противник. Как говаривал генерал Гальдер, «если вы увидите немецкого солдата небритого, с расстёгнутой гимнастёркой и выпившего, не торопитесь его арестовывать – скорее всего, это испанский герой». К тому же, не стоит забывать, что это были не разношёрстные призывники, а исключительно мотивированные добровольцы – обстрелянные, с опытом трёх лет боёв Гражданской войны в Испании. При этом не замаравшие себя преступлениями против мирного советского населения. Достойный враг. К слову, раненные бойцы дивизии лечились в Риге. Многие её бойцы похоронены под Ригой, в Бебербеках.

Лишь несколько сотен из них были доброжелательно настроены к СССР (бывшие солдаты-республиканцы и другие противники каудильо Франко) и воспользовались службой в добровольческом легионе, чтобы оказаться в советской стране и сдаться Красной Армии.

В декабре 1941 года, после успеха под Тихвином, Красная Армия переходит в наступление на Волховском фронте. Вместе с другими частями 305 сд рвётся к Волхову, чтобы занять плацдарм на левом, западном, берегу, откуда они могли бы двигаться дальше, на прорыв блокады Ленинграда. Противник у Серякова и его товарищей всё тот же. 10 декабря соседи из 1004 сп ведут бои за деревню Шевелёво на правом берегу Волхова и переправу возле неё. Испанцы хорошо дерутся, и наши никак не могут взять хорошо укреплённую деревню. Тогда на помощь им отправляется 1002 сп.

В ходе боя красноармеец Серяков под сильным пулемётным огнём противника, умело маскируясь, ползком добрался до одного пулемётного расчёта противника и напал на него. Огнём из автомата он убил двух испанцев, а третьего, который оказался немцем и стал убегать, попытался взять живым. В ходе завязавшейся драки Серяков оказался ранен фашистской пулей в челюсть, и упустил врага. Но тот не пробежал и нескольких шагов, как его настигла уже пуля нерастерявшегося Серякова. Самое главное, ещё один вражеский пулемёт замолчал, что для нашей пехоты было огромной помощью.

Только после боя раненый Серяков ушёл на пункт оказания медицинской помощи и уже через сутки вернулся к товарищам. За свой подвиг Серяков был награждён медалью «За боевые заслуги». Очевидно, храбрый солдат скоро также получил повышение и дослужился до звания сержанта.

В последующие дни части Красной Армии закрепились на левом берегу Волхова и пошли в наступление по направлению к Ленинграду. Увы, вначале успешно наступавшая 2-я Ударная Армия сама попала в окружение и героически погибла летом 1942 года, несмотря на позорный поступок своего командира, сдавшегося в плен без боя – генерала Власова. В отличие от него, другие бойцы 2-й Ударной просто так не сдавались. Лишь исчерпав все возможности для сопротивления, выжившие солдаты не сдавались, а попадали в плен, раненные и голодные. Среди них оказался и Серяков…

Вообще, 305 сд в начале 1942 года входила в состав другой армии – 52-й. Она прикрывала действия 2-й УА, удерживая с юга узкий коридор, соединявший её с основными силами Красной Армии. Недалеко от печально известной Долины Смерти у Мясного Бора. Там был ад. Противник стремился во что бы то ни стало перерезать этот коридор. Наши, соответственно, удержать. Коридор становился то уже, то расширялся, иногда пропадая совсем. Но красноармейцы упорно пробивали его, давая возможность вначале пополнять 2-ю УА новыми силами, а потом выходить её бойцам из неминуемого окружения.

Только 31 мая 1942 года 305 сд была оперативно подчинена 2-й Ударной Армии. А в начале июня 1942 года немцы окончательно сумели закрыть узкий коридор. Дивизия, где служил Серяков, была рассечена, лишь 1004 сп оказался вне кольца, а остальные части дивизии разделили печальную судьбу солдат окружённой 2-й Ударной Армии.

К примеру, на наградном листе есть имена трёх главных офицеров 1002-го полка. К сожалению, я не выяснил, кто именно был майор Калашников. Впрочем, к лету 1942 года у полка был уже другой командир. А вот военком полка батальонный комиссар Михаил Григорьевич Вандышев и начштаба полка майор Иван Иванович Силыч пропали без вести в этих боях. Как сухо гласит донесение о потерях, они «оказались вместе с частью в окружении в районе Кересть Ленинградской области, данных о выходе из окружения нет». Скорее всего, погибли, как и комполка. Со слов чудом пробившихся к своим известно, что майор Арсений Иванович Смирнов повёл свой полк, от которого тогда осталось всего 50 человек, на прорыв и погиб 26 июня 1942 года. А от всей дивизии, даже с учётом 1004-го полка, к началу июля в строю осталось, по данным некоторых исследователей, всего 82 человека. Не удивительно, что 30 июля 1942 года 305-ю дивизию официально расформировали.

А Серякова и других попавших в плен тем временем доставляют в Ригу. Здесь находился один из самых крупных лагерей военнопленных Stalag 350. При этом пленные содержались не в каком-то одном месте, а распределялись по филиалам шталага. Один из них располагался на улице Слокас, где к ней примыкает улица Пулку (Полковая). Раньше это были казармы Автотанковой бригады (Autotanku brigāde, до 1 марта 1940 года Автотанковый полк, Autotanku pulks) Технической дивизии (Tehniskā divīzija) Латвийских Вооружённых Сил. По немецкому названию танка (Panzer) эти казармы и прозвали Панцирскими (Панцерскими). В войну немцы приспособили эти здания для лагеря военнопленных.




Серяков оказывается там и оставляет вышеупомянутую надпись. К слову, в ней интересно упоминание могилы на горе. Она появляется и в другой надписи, которую оставил в Панцирских казармах боец, представившийся Герасимом Сибиряком:

«Ожидаю я вас, братья-сестры.
Скоро фашистам конец. Вы идете быстрым маршем в Европу, с победой ожидает вас молодежь. Надоела немецкая палка, ежедневный допрос. Много я страданий пережил, и, может быть, скоро дождусь свободы насыщенный вкус.
Я, пленный Герасим, видел, что немцы творили, латышские полицаи нас палками били. На одной песчаной горушке похоронен полковник [фамилия неразборчива] за необъяснение военного дела и нашей Катюши родной.
Жду свободы. Герасим Сибиряк.
17/VI-44 г.»

А песчаная горушка эта – Кукушкина гора (Dzegužkalns), вытянутая с севера на юг валообразная дюна, длиной около километра. Сейчас там парк, но мало кто знает, что на южной части горы было кладбище. Как раз примыкающее к Панцирским казармам с севера. Что было весьма удобным для фашистов, так как трупы погибших пленных не надо было далеко возить. Увы, сейчас и следа нет ни от гражданского кладбища, ни от могил пленных, которые когда-то были на Кукушкиной горе…



Нацисты направляют военнопленных на работы в аэродром Спилве и другие части города, а также посылают на сельхозработы в провинцию. Только так можно объяснить то, что Серяков и его товарищи оказываются освобождёнными нашими войсками в Пакруойском районе на севере Литвы. Среди них многие на тот момент числились не только пропавшими без вести, но даже погибшими. Так, Семен Кириллович Кобзарь якобы погиб под городом Керчь в марте 1942 года. И даже до сих пор увековечен на тамошнем мемориале. Но нет, он попал в плен и оказался в Прибалтике.

Однако, что называется, из огня да в полымя. В конце июля 1944 года, после рейда капитана Галузы, Красная Армия отрезает Ригу от основных сил германской армии. Как известно, танкисты, достигнув Рижского залива, даже набрали там пару бутылок воды и направили их в Москву в доказательство. Мол, не речная и озерная вода, а морская, балтийская!

Но сил в образовавшемся узком перешейке для его удержания явно недостаточно. Командование направляет туда свежие силы. Увы, их по-прежнему мало. Немцы, понимая катастрофичность сложившейся для них ситуации, в конце августа начинают наступление, с целью прекратить окружение их войск в Риге и восточнее её.

6 августа 1944 года Серяков (уже как рядовой) и другие бывшие пленные зачисляются в ряды 1166-го стрелкового полка 346-й стрелковой дивизии, которая 10 августа направлена в перешеек для его удержания под Тукумс и Слоку. Увы, занимаемый ею фронт был сильно широк, сил не хватало. Воспользовавшись этим, 19 августа немцы пошли на прорыв.

1166-й стрелковый полк вел бой с танками противника в районе посёлка Смарде. К сожалению, силы были неравными. Несмотря на отчаянное сопротивление, наши части были окружены. 20 и 21 августа, по приказу командования, части 346-й стрелковой дивизии пошли на прорыв. До своих добраться смогли не все. В бою под хутором Люлляс 21 августа 1944 года Серяков погиб.

Конечно, могла быть надежда, что запись в донесении ошибочна. Так, освобождённый вместе с ним из плена Виталий Венедиктович Трубин тоже значится погибшим в том бою. Однако же, на самом деле, он снова попал в плен – 19 августа 1944 года под Слокой, был освобождён частями 1-й Ударной Армии 17 октября 1944 года, направлен 27 октября 1944 года в 143-й запасной стрелковый полк, а оттуда… нет, не в ГУЛАГ и даже не в штрафную часть, а в 98-ю стрелковую дивизию той же 1-й УА. И сражался более чем героически, мстил врагу за издевательства в плену по-полной. Из наградного листа узнаём, что в ожесточенном бою 5 января 1945 года северо-западнее деревни Грайзас, когда немцы предприняли контратаку, «товарищ Трубин, не щадя своей жизни, сил и крови, в упор расстреливал немецких гадов. В этом бою он уничтожил штыком, огнём и прикладом 9 немецких солдат». За что заслуженно получил орден Славы 3-й степени.

Но увы, имени Серякова нет ни среди освобождённых, ни среди погребённых в Латвии. Скорее всего, он погиб. Точно ли 21 августа под Люлляс к северу от Добеле? Может быть. А может, 19 августа под Смарде, или 20-21 августа где-то в другом месте, пробиваясь через немецкие позиции к своим…

Как писал Серяков, у него были дети. Может, они или их потомки до сих пор живут в Пензенской области и откликнутся, расскажут другие подробности из жизни героя?


И всё-таки жив! Ура!!!
Фёдор Иванович Серяков – герой вернулся с войны домой!


По завершении работы над материалом о надписи в Панцирских казармах ( https://vk.com/wall46976465_271 ) продолжил поиск. Связался с несколькими однофамильцами героя рассказа из Пензенской области. Результаты были замечательными.

Во-первых, Олег Серяков из посёлка Башмаково сообщил, что район правильно назывался Поимским. И его предки оттуда, так что, наверно, родственники.

Во-вторых, через редкое отчество жены бойца я вышел на один генеалогический сайт, где узнал о Фёдоре Ивановиче много интересного. Самое главное – он вернулся домой с войны! И прожил 86 лет.

Фёдор Иванович родился 24 мая 1909 года в селе Поим в семье староверов. У него был старший брат Максим, а также четыре сестры. Окончил два класса начальной школы. Был хорошим сапожником, ездил в Ростов-на-Дону, Москву, Пензу, Воронеж, где продавал обувь, делал женские сапоги. Также работал в колхозе конюхов.

В 1931 году Башмаковским РВК Пензенской области был призван на военную службу. Зачислен в 37-й Астраханский Краснознаменный кавалерийский полк, где с октября 1931 по декабрь 1933 проходил военную службу на должности артиллериста-разведчика.

После службы, 1 мая 1934 года, женился на Марии Феофановне Потаповой (4.9.1915-3.7.2006). В браке с ней у него было 8 детей! К сожалению, трое из них умерли в годы войны.

После того, как в последний раз попал в плен, бежал! И затем находился на излечении в 1396-м Эвакогоспитале. Кроме того, потом участвовал в боях против Японии!

За время службы был несколько раз ранен: 6.3.1942 - подбородок; 7.5.1942 - правое предплечье; 18.8.1944 - лицо, левое предплечье.

Демобилизовался на основании постановления СНК СССР №2543 от 5 декабря 1945 года.

Имел следующие награды:
1) Указом Президиума ВС СССР от 9.05.45 г. награжден медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.";
2) Указом Президиума ВС СССР от 30.09.45 г. награжден медалью "За победу над Японией";
3) Указом Президиума ВС СССР от 7.05.65 г. награжден медалью "20 победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.";
4) Указом Президиума ВС СССР от 26.12.67 г. награжден медалью "50 лет Вооруженных Сил СССР";
5) Медаль "За доблестный труд". В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина. Вручена 30.03.70 г.;
6) Указом Президиума ВС СССР от 25.04.75 г. награжден медалью "30 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.";
7) Указом Президиума ВС СССР от 28.01.78 г. награжден медалью "60 лет Вооруженных Сил СССР";
8) Указом Президиума ВС СССР от 12.04.85 г. награжден медалью "40 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.";
9) Указом Президиума ВС СССР от 28.01.88 г. награжден медалью "70 лет Вооруженных Сил СССР";
10) Указом Презедента Российской Федерации от 22.03.95 г. награжден медалью "50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".
Умер 12 мая 1996 года, похоронен в родном селе.

Теперь буду связываться с составителем родословной Серяковых!


. https://vk.com/wall46976465_272


Comments

( 4 comments — Leave a comment )
21242353
Oct. 17th, 2016 02:59 pm (UTC)
мутное слово "фашисты" муссируемое фашистами
а какая нация или этнос заварил кровопролитные войны между белыми европейцами? какой породы те банкиры и их любимчик хитлер были? явно не арийцы, а кошерные разжигатели вражды между народами и поджигателями мировых революций и войн в европе. почему русские, как и немцы, трусливо об этих заговорщиках молчат? в жж мало кто поднимает вопрос об национальности мировых злодеев, боясь кошерных ярлыков типа "фашист", "нацист" и прочие. еще Достоевский предупреждал нас, русских: "жиды погубят россию", что и произошло в 20 веке.
chuk_and_gek
Oct. 17th, 2016 03:35 pm (UTC)
а какая нация или этнос заварил кровопролитные войны м
gilljan, а вот интересно, можно айпишнег поциента?
gilljan
Oct. 17th, 2016 05:37 pm (UTC)
Re: а какая нация или этнос заварил кровопролитные войн
Нет,я айпишники не свечу....
gardez2000
Oct. 17th, 2016 03:38 pm (UTC)
Re: мутное слово "фашисты" муссируемое фашистами
VnBgwSizx2U
( 4 comments — Leave a comment )