?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Избирательный участок в Вильнюсе

В Литве в воскресенье завершился второй тур парламентских выборов. С учётом того, что Литва — парламентско-президентская республика, это мероприятие имеет, как минимум не меньшее, если не большее значение, чем выборы президента. Распределение голосов между основными политическими силами — зрелище одновременно поучительное и душераздирающее.

Из восьми партий, присутствовавших в предыдущем составе сейма, семь смогли провести своих представителей в новый состав. Провал популистского "Пути мужества", имевшего семь представителей, по результатам выборов 2012 года и не получившего ни одного мандата в 2016 году, тоже закономерен. Такие истории (яркий успех и немедленное разочарование/забвение) с завидной регулярностью происходят с популистскими партиями в самых разных странах.

Вместо выбывшего "Пути мужества" по одному мажоритарию смогли провести "Антикоррупционная коалиция", "Зелёная партия" и "Литовский лист". Впрочем, никакого влияния на литовскую политику эта рокировка не окажет.

Женщина на избирательном участке в литовском городе Биржай

А вот распределение депутатских мандатов среди остальных партий должно было бы навести литовских политиков на серьёзные размышления о необходимости круто менять курс государства. Но вряд ли это произойдёт.

Расклад сил

Итак, что мы имеем?

По данным ЦИК Литвы — полный провал правящей коалиции.

Социал-демократическая партия Литвы — более чем двукратное падение (17 мандатов вместо 38). "Порядок и справедливость" (5 вместо 11). "Партия труда", имевшая по результатам выборов 2012 года 29 мандатов, в 2016 году смогла провести в парламент лишь двух мажоритариев.

Только "Избирательная акция поляков Литвы", в список которой (и в 2012, и в 2016 году) входит представитель "Русского альянса", подтвердила свой результат в 8%. Последнее неудивительно — электорат подобного рода лоялистских представительств национальных меньшинств достаточно стабилен.

Из находившихся в оппозиции партий предыдущего состава сейма, укрепило позиции "Движение либералов" (14 мандатов вместо 10) и практически не изменился результат правых консерваторов — "Союз Отечества — Литовские христианские демократы" получил 31 мандат вместо 33.

А вот "Союз крестьян и зелёных" продемонстрировал невиданный успех. На предшествовавших выборах партия Казимиры Прунскене двигалась по нисходящей: 10 мандатов в 2004 году, 3 мандата в 2008 году и один мандат в 2012 году. Тем неожиданнее стала оглушительная победа партии в 2016 году. На прошедших выборах "Союз крестьян и зелёных" официально собрал 54 мандата — 19 по партийному списку и 35 (половину от общего числа) в мажоритарных округах. Ещё два мажоритария баллотировались как самовыдвиженцы. Так что в конечном итоге партия должна контролировать 56 мест в парламенте, при том, что большинство составляет 71 мандат.

Кто с кем может подружиться

Как видим, у "Союза крестьян и зелёных" широкое пространство для манёвра. Устойчивую коалицию формально можно составить и с консерваторами из "Союза Отечества" (87 мандатов на двоих), и с "Социал-демократами" (73 мандата). 70 мандатов даёт союз с либералами, к которому для получения большинства необходимо привлечь любую из прошедших в парламент партий или хотя бы одного независимого мажоритарщика. Возможна и коалиция с партиями, получившими 8 и менее мандатов. Максимальный мобилизационный потенциал такой коалиции — 76 голосов.

Каждый из вариантов имеет свои издержки. Если строить коалицию с парламентской мелочью, то придётся удовлетворять слишком большое количество желаний.

Причём имеющая 8 мандатов "Избирательная акция поляков Литвы" будет обладать в такой коалиции золотой акцией. Да и с остальными союзниками придётся договариваться по каждому принципиальному голосованию. То есть, такая коалиция будет принципиально неустойчивой.

Аналогичные проблемы могут ожидать и коалицию с либералами. Во-первых, улучшив свои показатели в полтора раза по сравнению с 2012 годом, либералы будут стремиться к дальнейшему прогрессу, в том числе и за счёт интересов партнёров по коалиции. Во-вторых, для получения 71 мандата коалиции понадобится третий участник. У которого тоже возникнут свои пожелания.

Мужчина на избирательном участке в литовском городе Биржай

Таким образом, такая тройственная коалиция, будучи формально несколько устойчивее, чем многопартийная, всё равно будет страдать теми же болезнями, хоть и в меньшей степени.

Оставшиеся два варианта должны быть достаточно устойчивыми. Но и здесь есть подводные камни. Коалиция с социал-демократами нежелательна потому, что избиратели только что отказали им в доверии, фактически передав свои голоса "Союзу крестьян и зелёных". На этом фоне союз бывшей оппозиции с бывшей властью будет воспринят как предательство.

Коалиция с правыми консерваторами была бы более естественной. Даже партийные программы дополняют друг друга. Если "Союз крестьян и зелёных" принципиально концентрируется исключительно на экономических проблемах, то "Союз Отечества", в дополнение к экономике озабочен также проблемой интеграции этнических меньшинств в литовское культурное пространство. Причём также выступает за подведение под интеграционную идею серьёзной экономической и административной базы, расширив права местных общин и организовав специальные экономические зоны в районах компактного проживания польского и русского меньшинств.

Блок "Союза крестьян и зелёных" и "Союза отечества" мог бы не просто создать устойчивую коалицию, располагающую 87 мандатами, но ещё и привлечь к ней 8 мандатов "Избирательной акции поляков Литвы". Проблема, однако заключается в том, что формальный лидер "Союза крестьян и зелёных" Казимира Прунскене ещё с 1991 года жёстко конфликтовала с Витаутасом Ладсбергисом, который стал первым председателем основанного в 1993 году "Союза Отечества".

В результате личный конфликт быстро стал политическим, мелкие тактические разногласия борцов за независимость Литвы от СССР Ландсбергиса и Прунскене приняли гомерический характер, так что последнюю, с подачи первого даже обвиняли в работе на КГБ и пытались навсегда выдавить из политики.

В принципе, уже и Ландсбергис ушёл из активной политики, и Прунскене из-за проблем со здоровьем не в состоянии практически осуществлять руководство партией. Однако не факт, что последствия данного конфликта, в ходе которого формировалось действующее поколение литовских политиков, окажутся легко преодолимы.

Избирательный участок в литовском городе Биржай

Куда идет страна

В целом же, переходя от технической к политической части проблемы последних литовских выборов, можно сказать, что взлёт "Союза крестьян и зелёных" на фоне глубокого провала коалиции, сформированной в 2012 году, свидетельствует, что граждане Литвы испытывают отчаянное неудовлетворение результатами коалиционной политики. Причём речь идёт именно об экономических результатах.

Проблема, однако, заключается в том, что экономическое положение Литвы неразрывно связано с проводимым жёстким антироссийским внешнеполитическим курсом. Разрушение национальной экономики, обнищание и сокращение население связаны с разрывом экономических связей с Россией. Планировавшаяся переориентация на европейские рынки не произошла.

Прибалты в более мягком (растянутом во времени) варианте переживают те же экономические проблемы, которые уже практически уничтожили Украину.

При этом, в Литве, как и во всей Прибалтике, политическое пространство давно и надёжно зачищено от любой альтернативы "европейскому выбору". Поэтому, как ни меняются правящие коалиции, а стратегический курс государства, ведущий Литву в пропасть, остаётся тем же. Меняется только скорость движения и "музыкальное сопровождение". Вектор неизменен. Не изменится он и после прошедших выборов.

https://ria.ru/analytics/20161024/1479888040.html