Si vis pacem, para bellum (gilljan) wrote,
Si vis pacem, para bellum
gilljan

Categories:

После коронавируса умер легендарный Герой Советского Союза – участник засекреченной Корейской войны

https://www.osnmedia.ru/wp-content/uploads/2020/05/thumb_676_5de93e5f82682c600b612442-2.jpg

Сегодня в Москве на 98-м году жизни скончался советский лётчик-ас истребительной авиации, Герой Советского Союза, генерал-майор авиации Сергей Крамаренко. Он являлся последним живущим Героем Советского Союза, получившим это звание за Корейскую войну.

По данным Общественной службы новостей, Сергей Крамаренко проходил лечение от коронавируса в московском госпитале ветеранов, был выписан, но спустя несколько дней скончался дома от осложнений, которые болезнь дала на внутренние органы.

“Буквально вчера общались с ним, вроде дело шло на поправку, а сегодня – такие трагические известия. Сергей Макарович был легендарным человеком, и это большое горе, для всех, кто его знал. Он один из тех, кто сделал великой историю нашей страны”, – рассказал ОСН главный редактор Ветеранских вестей Вячеслав Калинин.

Сергей Крамаренко прошел с первого до последнего дня две войны:  Великую Отечественную и Корейскую – с апреля 1951-го по конец января 1952-го. Именно за вторую, засекреченную, он был удостоен звания Героя Советского Союза, однако подробности событий, когда советская авиация в реальных боевых условиях противостояла американской, смог рассказать лишь десятилетия спустя.

В годы ВОВ он много летал с другим легендарным асом Иваном Кожедубом, в мае 1950-го выполнял фигуры высшего пилотажа над Красной площадью во время парада 1 мая.

В книге «Советские асы Корейской войны» приведены данные об участии Крамаренко в боевых действиях: совершил 66 боевых вылетов, провёл 26 воздушных боёв, в которых лично сбил 2 самолёта противника и 1 аэростат, а также имеет 10 побед в группе.

В 2017 году Сергей Макарович в интервью “Российской газете” рассказывал о неизвестных ранее страницах Корейской войны, когда над территорией КНДР в прямом воздушном бою сошлись советские и американские ВВС.

“Американцы быстро уничтожили почти всю авиацию КНДР и в критический момент правительство Северной Кореи обратилось к руководству Советского Союза с просьбой поставить реактивные истребители и комплексы ПВО, а также послать добровольцев-летчиков и зенитчиков. Сталин согласился.

Генерал Редькин, замкомандующего авиацией Московского военного округа приехал в нашу часть и рассказал, что в КНДР напалмом сжигают города и села, поэтому долг советских людей – защитить братский корейский народ от уничтожения. Американцы ведь могли сбросить атомные бомбы и на СССР, не встретив отпора. Редькин спросил, кто готов ехать добровольцем на Дальний Восток. Все подняли руки. Из пятидесяти человек летного состава полка отобрали 32, в основном, участников Великой Отечественной. Меня назначили заместителем командира эскадрильи, возглавил 324ю истребительную авиадивизию полковник Иван Кожедуб, к тому времени уже трижды Герой Советского Союза”, – вспоминал Сергей Крамаренко.

https://www.osnmedia.ru/wp-content/uploads/2020/05/thumb_676_5de92b1c82682c600b611c21.jpg
1945 год. Сергей Крамаренко рядом со своим боевым самолетом ЛА-5 на аэродроме «Теплый стан». Фото: личный архив С.Крамаренко

В офицерской книжке у него было записано “служба по спецпредписанию”: ни разъяснений, ни уточнений. Даже родным запрещалось говорить про Китай, тем более, Корею. И в письмах нельзя было упоминать какие-либо географические названия. Якобы служим на Дальнем Востоке.

“Американцы не дураки, должны были догадаться, с кем воюют. Хотя официально СССР никогда не признавал, что советская авиация участвовала в боевых действиях, нам категорически запрещали залетать за линию фронта, чтобы не попасть случайно в плен.

Воздушные бои проходили только над территорией КНДР, сбитых советских летчиков потом подбирали и доставляли на аэродром китайские или корейские солдаты.

Удостоверения личности мы не брали, и инструктировали нас так, чтобы в полете говорить по-корейски, даже специальные шпаргалки подготовили. Почти два месяца заучивали команды.

Во время учебных полетов дело обстояло более-менее нормально, благо планшет с подсказками лежал на коленях, но в ходе боевых действий, когда до гибели порой оставались секунды, корейская грамота вмиг улетучивалась из головы, и радиообмен шел исключительно на русском языке. Американцы не могли этого не слышать”, – говорил Крамаренко.

https://www.osnmedia.ru/obshhestvo/posle-koronavirusa-umer-legendarnyj-geroj-sovetskogo-soyuza-uchastnik-zasekrechennoj-korejskoj-vojny/


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments